Обмен учебными материалами


Роман-предыстория Эпизода III 13 страница



За несколько дней, прошедших со времени рейда, команда Мейса обыскала почти все углы и закоулки в путанице тоннелей и шахт, пронизавших "мусорный квартал" и прочие промзоны. В десяти километрах от здания "ЛайМердж" в тоннеле была обнаружена шахта, которая вела в более глубокий и старый тоннель, который также шёл на восток, к Сенатскому округу. Параллельные тоннели не были редкостью, однако этот отличался наличием древних магнитных рельсов. Дроиды-разведчики обнаружили там несколько мест, где скопившиеся за десятилетия пыль и мусор сдуло движением воздуха от быстро летящего транспортного средства на репульсорах. Других ниточек, ведущих к Сидиусу, не имелось, и группа сосредоточилась на изучении тоннеля с рельсами.

И всё же Мейс чувствовал, что они на верном пути.

При тщательном обыске здания "ЛайМердж" были обнаружены остатки нескольких элитных дроидов-дуэлянтов фирмы "Транг Роботикс"[47], превращённых в дюрастальной лом при помощи светового меча. Сделать это могли лишь Сидиус, Дуку или прежний ученик Сидиуса.

Но было и кое-что ещё.

Имелись свидетельства, что незадолго до того, как Дуку покинул Орден джедаев и вернулся на свою родную Серенно – в то время, когда он принял титул графа и впервые публично выразил недовольство Республикой – он часто бывал в баре "Золотой браслет", где собирались сенаторы, их помощники и лоббисты. Храмовые аналитики просмотрели голозаписи тринадцатилетней давности, снятые камерами системы охраны, в надежде найти изображение Дуку в обществе субъекта, которого они искали.

До сих пор Дуку так ни разу и не попался в объектив. Даже если среди тех, кто был с ним в баре, находился Сидиус, джедаи не имели возможности опознать его, хотя изображение могло стать отправной точкой для дальнейших поисков.

Теперь Мейс смог уловить впереди движение и голоса.

Едва ли это удачная тактика для врага, собирающегося напасть из засады, однако знать всё наверняка невозможно. Он расширил сферу чувств, приготовившись действовать или искать зацепки, которые мог упустить – из-за покрова тёмной стороны или же по причине собственной небрежности.

Задира посмотрел на Мейса в ожидании приказа.

Когда Винду кивнул, Задира крикнул:

– Дайте свет!

Подняв оружие и держа наготове газовые и осколочные гранаты, спецназовцы устремились в перпендикулярный коридор, стреляя во мрак трассирующими зарядами.

Мейс, державшийся прямо за ними, услышал, как Задира орёт:

– На пол! Не двигаться! Не двигаться, я сказал!

Выстрелы загрохотали интенсивнее, затем несколько спецназовцев крикнули:

– Стоять! Лицом к стене! Руки вверх – все четыре руки!

"Все четыре?" – удивился Мейс.

Пробравшись между бойцами, он подошёл к Задире, чей "БласТек" был направлен примерно на три десятка сбившихся в кучу четвероруких насекомообразных чужаков. Те что-то лепетали: то ли на своём языке, то ли на общегалактическом, но с акцентом, который не позволял понять их слова.

– Опустить оружие, – приказал Мейс. – Кто-нибудь, приведите сюда дроида-переводчика!

Приказ передали дальше, и секунду спустя, что-то бормоча под нос, приковылял отполированный серебристый протокольный дроид.

– Сам не пойму, когда я успел перейти со службы сепаратистам в услужение Республике. Может, мне частично стёрли память?

– Считай, что тебе повезло, – сказал один из солдат. – Теперь ты на стороне хороших парней.

– Хорошие парни, плохие парни… кто их сейчас разберёт? Между прочим, уверяю вас, ваш тон звучал бы совсем по-другому, окажись вы на моем месте!

Загрузка...

– Дроид! – прикрикнул Мейс.

– У меня есть имя, сэр.

Джедай взглянул на Задиру.

– ТиСи или что-то в этом роде, – подсказал ЭРК.

– Прекрасно, – ответил Мейс, крепко схватил дроида и развернул его к перепуганным чужакам. – Посмотрим, сможешь ли ты уловить смысл их болтовни.

Дроид вслушался в лепет чужаков, ответил им похожим образом и повернулся к Мейсу.

– Это юнеты, генерал. Говорят на родном языке, который называется юн.

Мейс внимательно посмотрел на трясущихся, жмущихся друг к другу пришельцев.

– Что они здесь делают?

ТС-16 перевёл:

– Они говорят, что не имеют ни малейшего понятия, где находятся, генерал. Они прибыли на Корускант в грузовом контейнере, который сбросили на старую посадочную платформу примерно в двадцати километрах отсюда. Субъект, проведший их в глубины сектора Ускру, украл все их кредиты и бросил в Заводском районе.

– Беженцы без документов, – подытожил Задира.

Мейс нахмурился. Тоннели под "мусорным кварталом" содержали бесконечное число сюрпризов.

– Их чуть не убили по их же вине!

– Очевидно, для юнетов в этом нет ничего нового, – сказал ТС-16. – Их планету захватили сепаратисты, на грузовик, в котором они летели, напали пираты, и несколько из них…

– Этого достаточно, – оборвал его Мейс. – Передай, что им не причинят вреда. Мы проследим, чтобы они попали в лагерь для беженцев.

Он кивнул Задире, который, в свою очередь, приказал двум солдатам исполнить приказ Мейса.

– Вот вам и нечисть коридорная, – буркнул Дайн, подойдя к Мейсу и изучая взглядом чужаков.

– Незаконные поселенцы, наркодилеры, потерявшиеся дроиды, а теперь вот беженцы без документов…

– Следующими будут ктоны {46}, – подсказал разведчик, имея в виду плотоядных гуманоидов, которые, по корускантским поверьям, обитали в подземельях этого мира.

К ним подошла Шаак Ти.

– Коридоры – это магистрали для тех, кто хочет нелегально попасть в центральный Корускант.

Дайн с досадой вздохнул.

– Шансы зацепить след Сидиуса уменьшаются всякий раз, когда его кто-то пересекает.

– А сейчас мы далеко от Сенатского округа? – спросила Шаак Ти.

– В пределах пары километров, – ответил Дайн. – Возможно нам стоит пройти прямо к зданиям, которые когда-то принадлежали компании "ЛайМердж" в центре города, и посмотреть, не сможем ли мы проникнуть оттуда в Заводской район?

Мейс обдумал это предложение и покачал головой:

– Пока нет.

Он жестом приказал всем идти дальше, а сам шагнул к Шаак Ти.

– Погоня за диким гандарком {15}?

Она кивнула.

– Наша цель знает о нашем приближении. Ему не удалось заставить замолчать тех, кого отыскали Оби-Ван и Энакин, и теперь он осознаёт, что мы нашли их с Дуку убежище. Маловероятно, что он будет ждать, когда мы нагрянем.

– Это верно. Но если мы просто идентифицируем его, это уже будет огромный прорыв. А если не получится у нас, возможно, Оби-Ван и Энакин смогут что-то обнаружить на Тайте.

– Если только там хоть что-то сохранилось после стерилизации, устроенной Дуку. Судя по тому, что мы видели, Сидиус и Дуку делают мало ошибок.

Они долго шли молча. Границы Сенатского округа стали ближе ещё на километр, и в этот момент их окликнул Дайн.

Мейс увидел, что спецназовцы и аналитики сгрудились примерно в двадцати метрах прямо по курсу. Винду и Шаак Ти были слишком поглощены собственными мыслями и не заметили, как дроиды-разведчики остановились, что-то обнаружив. Присоединившись к остальным, джедаи наблюдали, как дроиды, явно с какой-то целью, парят перед большой нишей в стене тоннеля.

Ручному сенсору Дайна понадобилось лишь мгновение, чтобы обнаружить контрольную панель, управлявшую дверью ниши.

Дверь закрывала вход в узкий, плохо освещённый коридор.

А внутри обнаружился полукруглый репульсорный гравицикл с изогнутым седлом и единственной ручкой управления.

Мейс и Шаак Ти изумлённо переглянулись.

– Как же мы смогли его пропустить? – спросила она.

Мейс нахмурил брови.

– Ответ содержится в самом вопросе.

Глава 35

Энакин в присутствии одного лишь Р2-Д2 разговаривал с полноразмерным голоизображением Палпатина в кабине персональной связи на борту медицинского фрегата, жадно ловя каждое слово.

– Конечно, Совет тебя не понимает, – говорил Палпатин. – И, безусловно, ты не находишь это удивительным.

– Они отвергают все мои предложения – и я начинаю думать, что из принципа.

– Ты расстроен, Энакин, это понятно, но ты должен иметь терпение. Твоё время придёт.

– Когда, сэр?

На лице Палпатина промелькнула улыбка.

– Я не могу видеть будущее, мой мальчик.

Энакин скривился.

– Зато я могу. Что вы скажете на это?

– Я тебе поверю, – без колебаний ответил Палпатин. – Скажи мне, что ты видишь.

– Корускант.

– Мы в опасности?

– Не уверен. Просто чувствую, что я должен быть там.

Палпатин посмотрел куда-то в сторону.

– Полагаю, я смогу отыскать какой-нибудь предлог… – Его взгляд вернулся к Энакину. – Но будет ли это мудро?

– Я не мудрец. Это скажет кто угодно.

– А что говорит мастер Кеноби?

– Именно он посоветовал мне с вами связаться, – честно сказал Энакин.

– В самом деле? И что думает обо всём этом он?

Энакин резко выдохнул.

– Оби-Ван находится во власти иллюзий. Он считает, что я не могу отказаться от своей судьбы – неважно, что я делаю.

– Твой бывший учитель мудрее, чем ты думаешь, Энакин.

– Да-да, а ещё он первый за тысячу лет джедай, убивший сита. Знаю…

Палпатин развёл руками.

– Одно это кое-чего стоит. Однако я не знаю, чего именно.

– Оби-Ван мудр, но у него нет сердца, сэр. Он всё меряет в категориях Силы.

– Если тебе нужно разобраться в вопросах Силы, ты должен обратиться к нему, потому что я ничем помочь не могу.

– Вот этого я делать не хочу. Я живу в Силе, но я живу и в реальном мире. Как вы говорили, у меня было обычное детство. Ну… отчасти.

Палпатин подождал, но продолжения не последовало.

– Мой мальчик, я не знаю, полезно ли одной ногой быть в мире Силы, а другой – в обычном. Возможно, вскоре тебе придётся сделать выбор.

Энакин кивнул.

– Я готов.

Палпатин опять улыбнулся.

– Вернёмся к насущным делам. Мне кажется, отвоевание Тайта может стать важным шагом к окончанию войны. Хотя я вижу картину событий не полностью – Совет джедаев стал многое от меня скрывать.

Энакин боролся с искушением рассказать о поисках Дарта Сидиуса. Он взглянул на Р2-Д2, как будто в поисках сочувствия, но астромех лишь повернул куполообразную голову и поморгал сине-красным индикатором процессора.

В конце концов Энакин признался:

– Я не знаю, что делать, сэр.

Палпатин сочувственно посмотрел на юношу.

– Решено. Я уговорю Совет вернуть тебя в миры Ядра. Ты больше не должен никого убеждать в своем бесстрашии и стремлении сокрушить врагов.

Со временем ты научишься доверять своим чувствам, и тогда ты станешь непобедим.

Совет, данный ему Палпатином три года назад.

– Нет, – торопливо сказал Энакин. – Нет. Спасибо, сэр, но… я нужен на Тайте. Там Дуку.

Мне жаль, Падме. Мне очень, очень жаль. Мне так тебя не хватает…

– Да, – сказал Палпатин. – Сейчас Дуку – ключ ко всему. Несмотря на все наши победы во внутренних системах… ты полагаешь, у них с генералом Гривусом есть какая-то тайная стратегия?

– Если и есть, мы с Оби-Ваном разобьём их прежде, чем враг сумеет её применить.

– Республика рассчитывает на вас.

– Защищайте Корускант, сэр. Защищайте всех, кто там находится.

– Я буду защищать, мой мальчик. И обещаю, что вызову тебя, если буду в тебе нуждаться.

***

Сложив руки на груди и положив на палубу небольшой рюкзак, Оби-Ван стоял в ангаре "медстара", ожидая челнок, который должен был доставить их на лёгкий крейсер "Честность".

– Тебе удалось связаться с канцлером? – спросил он, когда к нему приблизились Энакин и Р2-Д2.

– Да, я с ним поговорил.

– Ну и?

Энакин отвёл взгляд.

– Мы решили, что моё место здесь, учитель. – Он чуть не плакал.

Оби-Ван едва заметно кивнул.

– На секунду мне показалось, что ты оставишь меня отвоёвывать Тайт в одиночку.

Энакин взглянул на бывшего наставника.

– Так я вам и поверил.

– Думаешь, я для этого не гожусь? – поинтересовался Оби-Ван, расплываясь в ухмылке.

– Я знаю, что вы готовы погибнуть, пытаясь выиграть этот бой.

– Нельзя пытаться…

– Верно, нельзя, – оборвал его Энакин. – И вы – тому живое доказательство.

Оби-Ван улыбнулся и посмотрел наружу сквозь прозрачное магнитное поле, закрывавшее вход в ангар.

– Челнок уже летит.

Энакин следил за приближением огоньков.

– Я готов, как всегда.

Он так и не улыбнулся. Оби-Ван взял его под руку:

– Энакин, захватим Дуку и покончим с этим.

Почувствовав ком в горле, Энакин кивнул.

– Что же, давайте захватим его, учитель.

Глава 36

При помощи дроидов-разведчиков маскировочные панели, закрывавшие вход в нишу, были сломаны и разобраны. Мейс сразу же ринулся в проём с мечом в руке, Шаак Ти и спецназовцы не отставали ни на шаг.

Солдаты рассыпались. Они делали привычное им дело быстро и эффективно – но безрезультатно.

– А вот этого мы не ожидали, – промолвила Шаак Ти. – Ещё один коридор.

– Значит, мы ещё на один коридор ближе к цели, – заметил Мейс, пытаясь отыскать хоть что-то позитивное в их находке.

Из ниши отряд двинулся по тоннелю, который перетекал в целый лабиринт изгибов, поворотов, развилок, подъёмов и спусков. Местами мрачный коридор был достаточно широк, чтобы по нему мог проехать спидер, но кое-где становился таким узким, что вперёд приходилось протискиваться. На протяжении двух километров стены, пол и потолок были сырыми от влаги, которая сочилась с поверхности Корусканта. Здесь все признаки преследуемого исчезли, но дроиды сумели взять след немного дальше. Некоторые следы были такими свежими и чёткими, что Дайн даже смог вычислить размер тапочек этого человека.

Человек.

Это самое большее, что смогли определить дроиды после изучения смазанных отпечатков пальцев на ручке управления и на мягком сиденье гравицикла. Ещё они нашли на репульсорной машине волокна, волоски и прочие улики. Облик неизвестного сообщника Дуку постепенно начал вырисовываться.

Дайн, сосредоточенно глядя на портативный компьютер, подошёл к Мейсу и Шаак Ти.

– Господа, хочу сказать, что поиски вывели нас на новый уровень.

Мейс оглядел тоннель в поисках скрытого турболифта или лестницы.

– Наверх или вниз? – спросила Шаак Ти, как и он, сбитая с толку.

Дайн поднял на тогруту глаза и прищурился.

– Я имел в виду "новый уровень" не в буквальном смысле. – Он указал на парящих дроидов, которые сигналами приглашали поисковую партию следовать за ними к востоку. – Если мы зайдём по следам достаточно далеко, то закончим прямо в подвале дома 500 по Республиканской улице.

Дроиды двинулись дальше по коридору, и Мейс проводил их взглядом.

Дом 500 по Республиканской улице. Там живут тысячи богатейших корускантских сенаторов, судовладельцев, медиамагнатов, различных знаменитостей.

И один из них, весьма вероятно, владыка ситов.

Глава 37

И Конфедерация, и Республика уже вряд ли могли причинить вред Тайту – после всего, что сделала с ним несколько поколений назад корпорация "ЛайМердж Энерго". Из космоса поверхность планеты, мелькавшая сквозь покров серых облаков пепла, выглядела так, будто её первоначальный цвет слизнула огненная вспышка, или соскоблил сильнейший метеоритный дождь. Однако шрамы у Тайта возникли не по этим причинам. Причиной была сама "ЛайМердж": её попытки разрабатывать богатые месторождения природной плазмы привели к глобальной катастрофе.

И всё же три огромных дрейфующих в космосе корпуса, которые раньше принадлежали республиканским крейсерам, пали жертвами отнюдь не этого катаклизма: они не выдержали под натиском атаки сепаратистов, быстрой и беспощадной. Три обгоревших, вспоротых остова, окружённые облаком собственных внутренностей, болтались на полпути между противоборствующими группировками сепаратистского и республиканского флотов.

– Надеюсь когда-нибудь отплатить Дуку и Гривусу той же монетой, – сказал Энакин по тактической сети, когда вырвавшаяся из трюма "Честности" Красная эскадрилья понеслась к Тайту.

– Мы этого не сделаем, потому что иначе не сможем сосредоточиться на Силе, – парировал Оби-Ван.

Энакин зарычал.

– Придёт время, когда им придётся ответить лично перед нами, и именно Сила будет вести наши клинки.

Два истребителя летели рядом, практически крыло к крылу. Красноватая звезда – солнце Тайта – была у них за спиной, а корабли, составлявшие флотилию сепаратистов, грозно выстроились над северным полушарием планеты. Дроиды-астромехи Р2-Д2 и Р4-П17 занимали положенное место в своих гнёздах.

В нескольких точках выхода из гиперпространства сепаратисты разместили мины: таким образом, минное поле и выводок лун Тайта, выстроившихся в виде двухсотградусной дуги, оставили кораблям Республики лишь узкое окно для возврата в реальный космос. Основные корабли Торговой Федерации, ТехноСоюза и Гильдии коммерции заняли край этого окна, выстроившись от северного полюса до экватора над освещённой стороной Тайта. Всё пространство перед кораблями кишело дроидами-истребителями.

Республиканские корабли расположились широким фронтом, подобно стае хищных рыб, и направили треугольные носы к планете, чтобы уменьшить площадь поражения. Красная эскадрилья вместе с другими лётными соединениями мчалась по направлению к врагу, но была ещё далека от авангарда "стервятников" и три-истребителей.

– Вираж на правый борт по моей команде, – приказал Энакин пилотам. – Внимание на мониторы отсчёта. Десять секунд до броска…

Оби-Ван не сводил глаз со счётчика вверху тактического дисплея приборной панели. Когда тот дошёл до нуля, он рванул ручку управления вбок и, сломав строй, вырвался в открытый космос.

Оперативное соединение Республики, располагавшееся позади джедаев, эскадрилий V-крылов и истребителей АР-170, повернуло влево и накрыло далёкие сепаратистские корабли яростными бортовыми залпами. Слепящие плазменные стрелы проносились сквозь пространство, вспыхивали на щитах вражеских кораблей и разносили на атомы попадавшихся на пути дроидов-истребителей.

Первые выстрелы флотилия сепаратистов поглотила, даже не дрогнув; лишь повреждённые корабли начали медленно отступать. Затем армада Конфедерации разразилась столь же яростным заградительным огнём. Турболазеры смолкли. К этому моменту строй республиканских кораблей уже был сломан, в сердцевине у них вспыхивали маленькие солнца, а разряды синей энергии прыгали по защищённым щитами корпусам. Как только утих заградительный огонь, эскадрильи истребителей перестроились и набрали скорость, пытаясь подобраться к крупным вражеским кораблям раньше, чем их орудия и щиты успеют восстановить заряд.

Дроиды ринулись им навстречу, две стаи истребителей столкнулись на полпути, и плотный строй с обеих сторон рассыпался на десятки отдельных стычек. Республиканские истребители, которым удалось проникнуть сквозь этот хаос, собрались в плотные группы и продолжили яростную атаку. Остальные были вынуждены совершать быстрые наскоки и хитрые манёвры. Пространство наполнилось росчерками алых линий и белых спиралей, перемежающихся цветками взрывов. Корабли с обеих сторон разлетались на части, вращались и кувыркались, выходили из боя, объятые пламенем или лишённые стабилизаторов.

– Их разорвут в клочки, – передал по сети Красный-7.

– Они выполняют свою работу, – отозвался Энакин.

Эта работа заключалась в том, чтобы выгадать время для Красной эскадрильи – от той требовалось обойти основное сражение и лететь в гравитационный колодец Тайта.

Передача, которая с трудом прорвалась с поверхности – от уцелевших при нападении на маленькую республиканскую базу – подтвердила присутствие на Тайте Дуку. Однако приняв во внимание вероятность ложной атаки на Тайт с целью отвлечь внимание, командующие флотом Палпатина согласились перебросить туда лишь одну боевую группировку из флота Внешнего кольца. С точки зрения этих офицеров вторжение на Тайт было бессмысленно, а применение приказа "База Дельта Ноль"[48] – оправданно. В конце концов было решено, что массированная бомбардировка вкупе с налётом истребителей заставит Дуку бежать – что соответствовало республиканской стратегии, согласно которой требовалось загнать сепаратистов как можно глубже в спиральные рукава галактики.

Джедаи всё же настояли на решении захватить Дуку живым.

Оби-Вану и Энакину не нужно было напоминать о событиях месячной давности, когда они преследовали на Кейто Неймодии вице-короля Ганрея, но джедаи не собирались упускать возможность захватить владыку ситов.

Намеченная точка проникновения Красной эскадрильи находилась в двадцати градусах к югу от северного полюса Тайта, там, где войска сепаратистов были растянуты сильнее всего. Изогнутые рукава "барышников" Торговой Федерации продолжали извергать в космос дроидов-истребителей, орудия Гильдии коммерции наполняли пространство залпами высвобождённой энергии. Энакин провёл истребитель извилистым курсом через центр неприятельской флотилии.

– Никаких следов крейсера Гривуса, – доложил он Оби-Вану. – Здесь нет ни одного корабля, принадлежащего руководству сепаратистов.

Оби-Ван бросил взгляд на экран индикатора угроз, который отображал модели кораблей.

– Тем больше оснований считать, что Дуку здесь исключительно по приказу Сидиуса.

– Тогда где же все остальные?

Оби-Вана тоже волновал этот вопрос, но признать это он не решился.

– Спросим у Дуку… – начал он, но тут сканеры ближнего действия что-то засекли и подали сигнал тревоги. – Корабль ТехноСоюза меняет курс и идёт нам наперерез!

– Дроиды отошли, цели захвачены, – добавил Красный-3.

Оби-Ван подтвердил принятие сообщения.

– Поднять щиты. Мы можем от них уйти.

– Мы слишком отклонимся от курса, – возразил Энакин.

– Мы почти в точке проникновения, – гнул своё Оби-Ван.

– Этот корабль летит сюда не просто так. Пристраивайтесь за мной, и покажем, как мы умеем импровизировать.

На споры времени не было. Выполнив левую "бочку", Оби-Ван снизил истребитель, лёг на курс позади Энакина и врубил двигатели. Красная эскадрилья набрала скорость и заложила вираж, вслед за ними устремляясь к кораблю.

– Приготовить протонные торпеды, – скомандовал Энакин.

Удары оборонительных турболазеров настигли истребители в тот момент, когда те атаковали корабль, пронизав пространство залпами сияющей энергии. Сверлящие ракеты зацепили Красного-10 и Красного-12, оба исчезли в огне взрывов. Внезапно ощутив свою уязвимость, огромный корабль выпустил дополнительные истребители. Выбрав мгновение, когда он опустил щиты, чтобы направить энергию на субсветовые двигатели, Красная эскадрилья атаковала.

Держась в плотном строю позади Энакина, десять оставшихся истребителей взяли курс на "талию" корабля, нацелившись в точку чуть впереди его цилиндрических топливных отсеков. Спикировав до высоты в сотню метров над сужающимся корпусом, Энакин "прижал" истребитель к обшивке и задал Красной эскадрилье курс, следуя которому, она совершила полный оборот вокруг корабля над передними концами топливных отсеков.

– Торпеды пошли! – скомандовал он на половине облёта.

Оби-Ван активировал пусковые установки, и две пылающие торпеды помчались к цели. Красная эскадрилья синхронно повторила его действия. Удары достигли цели, из дыр в тёмном корпусе корабля фонтаном хлынули огонь и газ.

Завершив атаку и выведя из строя вражеский корабль, Энакин начал набирать скорость, устремляясь к Тайту.

– Мы его сделали!

Красная эскадрилья следовала за ним единым строем.

Через мгновение пронзённый торпедами корабль взорвался, накрыв уносящиеся прочь истребители взрывной волной. Красный-9 исчез у кромки клубящегося облака взрыва, а Красному-7 оторвало крылья, он закрутился и унёсся в пустоту.

Оби-Ван восстановил контроль над машиной и вновь присоединился к шестёрке истребителей, которую вёл Энакин.

– Будем в точке проникновения через пятнадцать секунд, – сообщил Энакин. – Инерционные компенсаторы на максимум. Всю энергию на абляционные щиты. Торможение по моему сигналу…

Красная эскадрилья ворвалась в истощённую атмосферу Тайта. Оби-Ван стиснул неистово дёргающуяся ручку управления и подумал, что сейчас у него изо рта вытрясет зубы, глаза и барабанные перепонки лопнут от давления, а грудная клетка сожмётся и раздавит сердце.

Сзади и по бокам замелькали бегущие огоньки.

В погоню за ними устремились полдесятка дроидов. "Стервятники", не обременённые заботой о безопасности живых организмов, могли снижаться ещё быстрее и круче, чем республиканские истребители, но и у них были свои пределы. Сильное трение о воздух привело к запуску встроенной системы защиты от перегрева и программы выживания, заставив дроидов отрегулировать угол спуска. Впрочем, для некоторых было уже слишком поздно. Сила гравитации повлекла неисправные истребители к поверхности, и часть инверсионных следов закончилась дождём из обломков.

Истребитель Оби-Вана на самоубийственной скорости протаранил облачный покров и вошёл в штопор. Перед глазами всё завертелось, поверхность Тайта превратилась калейдоскоп белого и бурого с редкими сине-зелёными пятнами, похожими на помехи изображения.

Голос Энакина в ушах стал громче:

– Носы поднять!

Оби-Ван с усилием выровнял падение, и его чуть не вывернуло наизнанку. Подавшись вперёд, джедай включил топографические сенсоры истребителя. Корабль падал к айсбергам и ледяным полям. Далеко внизу появились скалистые островки. Затем беспокойные волны в мёртвом сером океане. Обнажённые рифы у континента. Бесплодная земля, испещрённая извилистыми сухими руслами рек, покрытая бурыми холмами, усыпанными поваленными деревьями.

Разрушенный мир.

– Перекличка, – произнёс Кеноби в микрофон шлема.

Откликнулись пять голосов. Эскадрилья потеряла Красного-8 и Красного-11.

– Фиксация координат цели, – передал Энакин.

Красная эскадрилья пронеслась над контурами поверхности, когда-то, как и окрестности Тида на Набу, покрытой пышной растительностью. Теперь они были пустынны, в озёрах с красно-бурой водой и неровными берегами, покрытыми жёлто-чёрным налётом, цвела экзотическая растительность.

Так же, как и на Набу, на Тайте добывали плазму в масштабах, достаточных для экспорта. Но жадность заставила "ЛайМердж" провести эксперимент по добыче плазмы с использованием слишком опасных методик удержания ионизированного газа от перегрева. Цепная реакция в ядерном топливе разрушила заводы на всём северном полушарии Тайта и на целые поколения сделала планету непригодной для жизни.

– Цель – завод в десяти километрах к западу, – сообщил Энакин. – Ждём весточки от артиллеристов.

Спланировав от края высокого плато, шесть истребителей спустились в широкую долину, которая пробуждала чувство тревоги напоминанием о Джеонозисе, – вниз, к самому дну, где были рассредоточены боевые машины и вставшие на якорь корабли.

Из гущи машин немедленно выдвинулись дроиды "огненный град", чтобы встретить незваных гостей залпами ракет "земля-воздух". Турболазерные орудия стоявших на якоре кораблей Торговой Федерации рвали в клочья серо-жёлтое небо. В воздух поднялись ОВП, а отряды дроидов-пехотинцев спешили к бронированным скиммерам.

Красная эскадрилья, потрёпанная и неспособная защититься от нападения, заложила широкий вираж к северу, чтобы уклониться от направленных потоков плазмы и наводящихся на тепло зенитных снарядов. Энакин и Оби-Ван истратили последние торпеды, тщетно пытаясь спасти Красных-3, 4 и 5. Выстрелы лазерных пушек джедаев покалечили два вражеских спидера и множество дроидов-истребителей, заставив их врезаться в заражённую поверхность. Р4-П17 жалобно подвывал, а Оби-Ван неумолимо вёл истребитель сквозь вспышки огня и потоки перегретого дыма.

Исчез Красный-6.

Когда худшее осталось позади, истребитель Энакина пристроился рядом с кораблём Оби-Вана. Теперь их было только двое.

– Точка три-ноль, – передал Энакин. – На посадочной платформе.

Сквозь колпак кабины Оби-Ван бросил быстрый взгляд на останки громадного завода по производству плазмы. Огромные изломанные купола и лишённые крыш здания открывали развалины шахт, взорванные управляющие блоки и обрушенные переходы. В центре комплекса на возвышении располагалась площадка из ржавого феррокрита, заполненная вражескими истребителями. Рядом стоял один-единственный джеонозианский корабль знакомого дизайна.

– Шлюп Дуку.

Едва эти слова сорвались с губ Оби-Вана, из зданий завода на платформу хлынули боевые дроиды и принялись выстрелами из винтовок царапать обшивку истребителей.


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная